Эдуард Путерброт. Воспоминания сына художника

Однажды отец сказал: «Каждая моя работа – это мои дети и твои братья и сестры»… Светлый образ отца не дает мне ощущение того, что его давно нет. Он живет рядом, в каждом штрихе и мазке, на своих полотнах…, – из воспоминаний Антона Путерброта, сына Эдуарда Путерброта

Мой отец, Эдуард Моисеевич Путерброт, сам взял на себя тяжелое бремя — служить искусству и нести свет своего сердца людям. Он при жизни создал собственный драгоценный Грааль, наполненный мощнейшей творческой энергии, и испил его до дна. А взамен открыл людям неожиданный для них собственный мир игры в мысли. Мысли, которые записаны формой и цветом на бумаге и холсте.

Как рассказывал отец, он с детства увлекался рисованием и живописью, посещал художественную школу и просил своего отца приобретать ему книги об искусстве, жизни, архитекторов, скульпторов и художников. В школе регулярно выигрывал математические олимпиады, делал заметные успехи в точных науках. С отличием окончил Дагестанский государственный университет – факультет физики и математики, где благодаря живому и искрометному уму, стал капитаном команды местного КВН. Играл в баскетбол, и был душой любых компаний.

Пробовал он себя и в писательской деятельности. Во время учебы в университете, по его юмористическому рассказу, сняли один из выпусков киножурнала «Фитиль». Его веселые рассказы печатались в разных журналах СССР, но все же судьба вела его к творчеству.

После окончания учебы, по распределению, отца в качестве преподавателя по черчению, начертательной геометрии и перспективе направили в Дагестанское художественное училище им. Джемала. В училище он познакомился с художниками и учителями изобразительного искусства, в том числе с художником И. Большаковым и Г. Тушишвили, что явилась толчком к началу творческой деятельности.

Вместе с этим, Эдуард Моисеевич изучал алхимию новых веяний в современном искусстве, а также писал исследовательские статьи о дагестанских художниках. Ему разрешали проводить время в запасниках Дагестанского музея вместе с реставраторами, где он жадно впитывал новые знания о старинных составах красок и лаков, которые применял в своих работах. В запасниках музея он нашел «чёрные круги» А. Родченко, который был привезен в двадцатых годах купцами в Махачкалу и пылился в запасниках музея. Об этом исследовании он написал статью в издании журнала «Художник».

Несомненно, настоящим другом, вдохновителем, ценителем и меценатом для отца была его любимая женщина, моя мама – Людмила, которая понимала, как важно быть рядом и помогать близкому человеку, искренне чистым и наполненным любовью сердцем.

Эдуарда Моисеевича знали также, как театрального художника, который чувствовал себя в театре как кит в океане. Театр он любил за чувство свободы, которое освобождало его от распирающих творческих мыслей. В театре, его яркие мысли выплескивались в трёхэтажные декорации, световые эффекты, потрясающие костюмы, споры с устоявшимися решениями и поиски новых путей, воплощал сквозь время момент истины, выраженный овациями. Когда актеры в третий раз выходили на поклон под крики зрителей «Браво» и крики друзей и моей мамы, «Художника!», «Художника!», «Художника!». Я был очень горд, видя, как стесняясь своей славы, выходил усталый, но счастливый мой Папа!

Отец был требовательным к себе, и это, как вирус, передавалось многим. Режиссеры, актеры, швеи, плотники, осветители и работники театра, видели, как он полностью отдавал себя делу служению Музе и творил. И они были сопричастны этому процессу творчества и старались вместе с ним создавать этот праздник. Выезжая за пределы республики, он непременно посещал театральные премьеры и дружил с искусствоведами, критиками, режиссерами многих театров, переписывался с разными интересными людьми, обсуждая их книги и статьи.

За свой недолгий век, в театрах страны, им было создано 89 спектаклей. Он так много успел, Муза никогда его не покидала, ей нравилось, как он думал и творил, не зная усталости, как будто чувствовал, что не успевает. А моя мама любила его так, как ни одна Муза на земле не могла, а на утро он удивлял, показывая новые работы, и счастливый бежал в театр.

Антон Путерброт, 2021 г.

Декораторы Жизни
Добавить комментарий