Виктор Мелешко.
Стол художника не должен быть пустым

Имя Виктора Андреевича Мелешко всегда вызывает добрую улыбку у тех, кто с ним знаком. Студенты его любят за оптимизм и неуемное чувство красоты даже, казалось бы, в самых простых вещах. Он обучил не одно поколение молодых художников и дизайнеров. «Педагогика – это мое призвание», — признается Виктор Андреевич. За неспешной беседой в стенах родного училища наш герой рассказал о том, чем живут сегодняшние студенты и как удается находить с ними общий язык.

 

viktor-meleshko-stol-xudozhnika-ne-dolzhen-byt-pustym_1

Мелешко Виктор Андреевич — художник-дизайнер в промышленной сфере, заслуженный работник культуры РД (2001 г.), педагог спецпредметов в Дагестанском художественном училище им. Джемала. Создал графическую эмблему художественного училища, а также визуальную символику всех отделений заведения. Участник республиканских выставок «Дизайн», Махачкала (1999 г. и 2007 г.).

— Виктор Андреевич, вы давно обучаете студентов в профессиональном художественном училище имени Джемала. Что стало определяющим в выборе вашей профессиональной преподавательской деятельности?

— Начнем с того, что именно преподавательская деятельность была вторичной. Мне всегда нравилось рисовать, срисовывать, нравился промышленный дизайн, а в особенности дизайн автомобилей. Поэтому после окончания школы я решил поступить в училище имени Джемала.

Но видимо во мне уже были заложены подобные черты характера, присущие преподавателю — мне нравилось рассказывать, показывать, доносить что-то до своих друзей по группе.

МНЕ НРАВИЛОСЬ РАССКАЗЫВАТЬ, ПОКАЗЫВАТЬ, ДОНОСИТЬ ЧТО-ТО ДО СВОИХ ДРУЗЕЙ ПО ГРУППЕ

По окончании училища один хороший художник и наш преподаватель, Альберт Захарович Хаджаев, предложил тогдашнему директору оставить меня в качестве преподавателя. И это только при средне-специальном образовании. Так я проработал в училище три года. А потом поехал покорять столицу. За это время я поступал в Москву три раза, но, к сожалению, а может быть и к счастью, терпел неудачи. То баллов не хватало, то уровень работ был неподходящий. В тот момент один знакомый мне сказал, что есть неплохой художественно-промышленный институт в Харькове (ХХПИ). Туда я и поступил. Пять лет обучался и проживал в общежитии. А по завершении обучения вернулся в Махачкалу и продолжил преподавание в родном училище.

 Виктор Андреевич, знаю, что вы коллекционируете машины. Расскажите об этом поподробнее.

— Да, я собираю модели автогонки «Формула-1». Сначала мне нравилось просто их рисовать, возможно раньше, чем классический рисунок. Когда я показываю свои рисунки моим студентам и вижу дату 1975 год, то мне самому становится страшно. А студенты когда видят — спрашивают, сколько мне лет.

САМОЕ БОЛЬШОЕ МОЕ ДОСТИЖЕНИЕ — ЭТО ТЕ РЕБЯТА, КОТОРЫХ Я ОБУЧАЛ

Мне кажется, это красивая форма гоночного автомобиля и втянула меня в дизайн. На факультете промышленного дизайна в Харькове мы изучали дизайн бытовых приборов, транспортных средств, окружение человека и т.д.

— За такой долгий период преподавания можете назвать самое большое свое достижение в преподавательской деятельности?

— Вы знаете, как таковых громких достижений у меня нет. Самое большое мое достижение — это те ребята, которых я обучал. Знаете как приятно иногда встречать их и слушать, что они теперь учатся или работают в Москве, Санкт-Петербурге или даже за границей. Горжусь тем, что был среди наставников на их творческом пути. И в первую очередь я горжусь ими.

viktor-meleshko-stol-xudozhnika-ne-dolzhen-byt-pustym_2

— Вы с таким упоением рассказываете. Это действительно ваше призвание — преподавать, Виктор Андреевич.

— Да. Мне нравится преподавать, но сейчас я уже чувствую небольшую усталость. Усталость в том, что ребята, сегодня поступающие в училище, приходят не на ту профессию. С каждым годом все меньше одаренных и способных попадаются в группах.

В свое время мы рвали и метали, старались поступить, не смотря на житейские или финансовые проблемы. Мы хотели обучаться, а сейчас, к сожалению, тенденция показывает, что все меньше молодых ребят с должным вниманием относятся к выбору своей будущей профессии. Это влияет и на учебный процесс соответственно.

— То есть студент прошлый и студент сегодняшний изменился?

— Несомненно изменился. Сегодняшний студент имеет неограниченное поле нужной и ненужной ему информации. Получение и поиск необходимых знаний теперь доступны по одной кнопке. А мы ради получения польского журнала ездили в другие города. Тогда даже ксерокса простого не было, так мы журналы фотографировали, даже тайком страницы вырывали.

В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ СРЕДИ СТУДЕНТОВ СТАЛО ПОПУЛЯРНЫМ СЛОВО «ДИЗАЙН». ЭТО ПРИВЛЕКАТЕЛЬНО ЗВУЧИТ, НО МАЛО СТУДЕНТОВ ПОНИМАЮТ, ЧТО ЗА ЭТИМ СЛОВОМ СТОИТ ОГРОМНЫЙ ТРУД, УЧЕБА И САМООБУЧЕНИЕ

Об интернете и речи не было. Книги и глянцевые альбомы с репродукциями мы передавали из рук в руки, практически не дыша. Сейчас возможностей миллион, а отдачи не видно.

Мне кажется, такое наличие и легкий доступ ко всякого рода информации и обесценили трепетное отношение к учебе, которое было у нас. Слишком много всего вокруг этих молодых ребят. Они не могут отфильтровать среди этого информационного потока то, что им необходимо. Они заняты другими посторонними делами. Социальные сети, телевидение, клубы, рестораны, кафе. А у нас что было? Две программы телевидения — первая и вторая местная, да библиотека. Вот и все развлечение.

— Виктор Андреевич, вы сказали, что большинство приходят не на ту профессию? А почему так происходит?

Во-первых, в последнее время среди студентов стало популярным слово «дизайн». Это привлекательно звучит, но мало студентов понимают, что за этим словом стоит огромный труд, учеба и самообучение.

Это только готовая картина кажется красивой, и только автор знает, скольких бессонных ночей она ему стоила.

Я бы хотел, чтобы к выбору будущей профессии молодое поколение подходило с большой ответственностью. Потому как за свою долгую практику я видел много ребят, которые уже в процессе обучения понимали, что дизайн это не их профиль.

Второй фактор — это возраст. Большинство ребят поступают после 9 класса. В 15 лет сложно требовать у подростка осознанного подхода к выбору дела всей жизни. Они ориентируются в основном только на «нравится», а не на «умею».

Но с другой стороны, у ребят куча возможностей для самореализации. Сейчас дизайн, как и современное искусство, имеет много различных направлений, которые позволяют найти себя в разных аспектах.

viktor-meleshko-stol-xudozhnika-ne-dolzhen-byt-pustym_3

— Диктует ли вам эта ситуация смену технологического подхода в обучении?

— Мы пытаемся подстроиться под студентов. Где-то проще объясняем, другими словами, меняем терминологию, в полушутливом тоне и так далее. Все это, конечно, не очень положительно влияет на общий процесс обучения. Но по-другому им сложно. Если заваливать их терминами и требованиями, так как это преподавали нам, то они точно долго не выдержат. Да, на 3-4 курсе уже никто со студентами не сюсюкается. Здесь уже ребята немного окрепли и понимают, зачем им нужна учеба. А на 1-2 курсах мало кто понимает, что к чему. Все для них в диковинку. Поэтому мы стараемся говорить с ними на их языке и максимально просто.

— Бывает такое, что студенты походят к вам с вопросом: «Виктор Андреевич, кем мне быть?». Вы в этом случае направляете их?

— Да, конечно. Я, правда, шучу, когда говорю: «Ты будешь домохозяйкой, а ты продавцом. А вот ты матерью-героиней». Понятно, что мало кто из этих ребят пойдет в дальнейшем работать по профессии, это реалии нашего времени, к сожалению. Но если хоть несколько из них продолжат свой творческий путь по профессии — это уже хорошо. Просто ничего не остается, чем в такой форме это им преподносить. Учить их жестко и читать какие-то лекции — бесполезно.

ТЕНДЕНЦИЯ ПОКАЗЫВАЕТ, ЧТО ДИЗАЙН, ПО КРАЙНЕ МЕРЕ В ДАГЕСТАНЕ, ПРИОБРЕТАЕТ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО

При том что появилась в последнее время такая тенденция — мальчиков стало меньше. Плохого в этом ничего нет, девочки послушнее, и дисциплина все же более спокойная на занятиях. Но иногда хочется обучать такого, знаете, дизайнера, будущего архитектора. Но тенденция показывает, что дизайн, по крайне мере в Дагестане, приобретает женское лицо. Хотя у нас есть и отделения прикладного искусства и народного творчества в училище, на которые поступают преимущественно мальчики.

Что касается народного искусства, то Дагестан, а в частности художественные учебные заведения, конечно, способствуют поддержке наших промыслов: ковроткачество, кайтагская вышивка, кубачинские изделия, гончарное дело, работа с деревом. Но за какими-то передовыми вещами мы не можем угнаться. Постоянно идет борьба между теми, кто за традиции, и теми, кто за новаторство. Мне кажется, нужно выбирать что-то среднее — рядом с традициями должны шагать новаторские идеи.

viktor-meleshko-stol-xudozhnika-ne-dolzhen-byt-pustym_4

— Есть уже какие-то наметки в этой деятельности, чтобы смешивать традиционное и новаторское?

— В учебном процессе трудно это делать. Потому что есть такое негласное правило: «Сначала надо познать школу, а потом перейти». Не зная базиса новаторской художественной школы (как и прикладной), трудно идти вперед в этом направлении. Конечно, и среди плеяды выдающихся художников, дизайнеров, архитекторов и скульпторов есть самоучки, которые самостоятельно освоили новую школу и стали основоположниками различных направлений. Но это лишь исключение из правила. Самоучка есть самоучка. Все же всегда должна быть школа. Потом на этой школе как на базисе создается свое лицо, ты обучаешься, идешь во всякие - измы, если тебе это надо, или остаешься реалистом. Но новизна все равно должна быть, я считаю. В учебном процессе сложно сочетать новое и старое. В первую очередь студенты должны пройти традиционную школу, для новаторства они еще слишком молоды.

— Раз уж мы заговорили про эти отделения, то стоит заметить, что отделения декоративно-прикладного искусства и народных промыслов пользуются популярностью среди студентов. На недавней выставке ваших студентов я отметила много достойных работ.

В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ СТУДЕНТЫ ДОЛЖНЫ ПРОЙТИ ТРАДИЦИОННУЮ ШКОЛУ, ДЛЯ НОВАТОРСТВА ОНИ ЕЩЕ СЛИШКОМ МОЛОДЫ

— Да, есть такой момент. Тем, кто к примеру не поступил на дизайн или живопись, мы предлагаем обучение на других отделениях, где не менее интересно. Да и работа по сравнению с дизайном среды или интерьера намного проще. Ты можешь сделать какую-нибудь японскую вышивку, прийти в тематический ресторан, предложить свою работу и тут же получить за это деньги.

Путь же дизайнера к успеху совсем дальний. Много моментов приходится согласовывать с заказчиками, менять проект на нескольких этапах, в процессе реализации дизайн-проекта подстраиваться под изменения ситуации и так далее.

Когда я учился, нас, выпускников, распределяли в разные города и страны, а сейчас этого нет. Ты сам волен жить и работать, где тебе хочется.

Сейчас остро стоит вопрос непроизводственной преддипломной практики. Иногда находятся объекты, на которых можно сделать роспись, витраж и так далее. Обычно это школы или детские сады. Но по большому счету студентам приходится самим искать подобные заведения.

viktor-meleshko-stol-xudozhnika-ne-dolzhen-byt-pustym_5

— А какими были ваши студенческие годы? Что для вас было ценным, или может быть чего-то не хватало?

— Не было достаточной практики, которая бы помогала учебе. Сейчас много объектов. А тогда были в основном низкопрофессиональные мастерские. Надо было искать места, кистью писать рекламу. Это была беда. Тем не менее, мы успели поработать: оформляли магазины накладными элементами, алюминий тонкий давили (он тогда дешевый был). Не было хорошего выбора материалов, который сейчас имеют студенты. Проблемно было найти хорошие краски.

— Можете назвать имена тех, кто повлиял на вашу профессиональную деятельность?

— Дагестанские художники-современники, которые окончили центральные вузы в Петербурге, Москве, Тбилиси. Не хочу называть поименно, чтобы никого не обидеть. Это те, кто преподавал мне в училище и в институте. Свежие, полные энергии преподаватели зарядили меня так, что после окончания училища я принял окончательное решение поступать в вуз. Мне дали хороший толчок к дизайну.

— А что запомнилось во времена вашего обучения в училище?

— Каждый новый преподаватель. Сейчас преподаватели меняются, и студенты по этому поводу переживают, а мы им говорим, что каждый преподаватель силен в своем. Так что замена учителя — не беда, а новый источник знаний.

— А сейчас в училище основной преподавательский состав из старшего поколения?

— Да, в основном это старая школа. «Олд скул», как я говорю (смеется). Мало молодых педагогов, к сожалению, идут преподавать. Многие не чувствуют признания, большинство же, конечно, останавливает финансовый вопрос.

— Какое бы напутствие вы бы дали молодым ребятам, которые выбирают творческий путь художника или дизайнера среды?

— Главный совет — каждодневный труд. Пусть он будет небольшой, но регулярный. И еще: «Стол не должен быть пустым». На столе художника, дизайнера всегда должна лежать какая-то бумага, картон, краски. Художник должен творить всегда и находиться в поиске. Нужно следить за последними тенденциями, за художественной жизнью республики и страны.

viktor-meleshko-stol-xudozhnika-ne-dolzhen-byt-pustym_6

Источник: R&D Home
Фото: Меддина Гарунова

Вам также может понравиться ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.