Магомед Сулейманов: кино длиною в жизнь

Не многие могут сказать, что вся жизнь его являла собой путь к одному смыслу. Лишь некоторые сохраняют свой детский интерес к жизни, любовь к ней, любознательность, перед которой рушатся все препятствия. Именно о таком человеке и хочется рассказать. И человек этот — Магомед Сулейманов, Председатель дагестанского отделения Союза кинематографистов России.

Магомед Мирзаевич Сулейманов — заслуженный работник культуры России и Дагестана, режиссёр документального кино, председатель ДРО «Союз кинематографистов РФ», Герой труда Дагестана сегодня или мальчишка с горного аула вчера, которого по жизни пронесло одно впечатление от кадров увиденного впервые фильма.

Жизнь Магомеда Сулейманова началась в тяжелую эпоху – эпоху преодоления мирового зла — во время Второй мировой войны. Наверное, дух времени остался в нем и научил не сдаваться и оставаться несломленным, несмотря на все преграды и лишения жизни, которые находились на его пути к целям, что росли вместе с ним.

«Я родился в страшный год для нашей страны — в 1941 году. И, может быть, для моих родителей это не было большой радостью на фоне всеобщего горя в стране. Но, тем не менее, я вырос. Отца потерял на фронте (погиб в 1942 году). Мать все время работала в трудных условиях на колхозе. Воспитанием моим заняться было некому. И в 1948 г. меня отдали в Ходжалмахинский детский дом, где я два года проучился и убежал. В это время из Донбасса приехал мой дядя, брат моей матери. Он работал шахтером. Остался в Донбассе после войны. Детей у него не было, и он забрал меня на воспитание», — рассказывает Магомед Сулейманов.

Магомед Сулейманов пробыл у дяди пять лет, а в 1955 г. снова вернулся в родное село Аямахи Сергокалинского района. Окончив 5-ый класс, поступил в интернат в районном центре. Там проучился 6-ой класс, а с 7-го по 10-ый класс проходил обучение уже в интернате горцев в Избербаше.

«Как-то в село привезли кинопередвижку. На годекане кто лежал, кто сидел на камнях. Старики, дети… У братьев Люмьер при демонстрации первого фильма «Прибытие поезда на вокзал Ла Сюита» в кафе на парижском Бульваре Капуцинок все посетители в ужасе шарахнулись к выходу, так и здесь был кадр, когда конница скачет галопом прямо «на зрителя», и в этот момент весь годекан от мала и до велика в считанные секунды с воплями и криками разбежался во все стороны. Тогда-то я не знал, что это за фильм, но сейчас знаю — «Амангельды Иманов». Таково было первое мое знакомство с кино. Второй раз я увидел фильм Михаила Рома «13», уже будучи у дяди, на ту же тему, и тогда, не зная, что это такое, подсознательно понимал, что желаю принимать в этом участие…», — делится своими воспоминаниями Магомед Сулейманов.

Тогда-то и определился дальнейший жизненный путь Магомеда Сулейманова. Проходя обучение уже в интернате горцев, он старался принимать участие в школьной и городской художественной самодеятельности. Позже уже садился в поезд и регулярно выезжал в Махачкалу, чтобы брать уроки у ведущих артистов и режиссеров дагестанских театров: Русского, Кумыкского. Брал уроки у Жидковеса, Камаева, Рустамова. Они помогали ему готовиться к поступлению.

«Закончил 10 классов и поехал в ГИТИС поступать. Но, к сожалению, в тот год Фурцева Е., министр культуры СССР, вынесла приказ «на режиссерский принимать только со стажем в кино или в театре». А я — сразу после 10 класса.

В этот 1961 год открылся Даргинский театр. Поступил туда, чтоб наработать практику. Через год, при Ереванском художественно-театральном институте открылось отделение режиссуры на русском языке, поступил туда, проучился, а после стажировался на «Арменфильме», где жил жизнью кино, сам снимался, разрабатывал эпизоды, там же сдавал курсовые…», – делится своими воспоминаниями Магомед Сулейманов.

Магомед Сулейманов в итоге окончит институт и защитится фильмом «Не вернулся на базу», повествующем о Герое Советского Союза Валентине Эмирове. Пройдет еще 20 лет, а эта картина будет демонстрироваться каждый праздник 9 мая: тогда других фильмов на эту тему еще не было снято.

«Хотел остаться в Армении, давали прописку, квартиру, работу в институте и на «Арменфильме», но меня отозвали на родину: якобы «здесь собираются открывать киностудию», и «нам такие специалисты нужны» и т.д.

Начал сниматься в фильмах «Адам и Хева» («Мосфильм»), «Взрыв после полуночи» на «Арменфильме». Проработал в Даргинском театре год, за это время вывел его в ведущие театры.

В это время в Каспийске в любительскую киностудию «Дагестан» была закуплена профессиональная техника. Обращались в Москву с просьбой присвоить студии статус Государственной киностудии. Москва, естественно, не давала согласие. Необходимо было выпустить несколько хороших фильмов. Меня и попросили ее возглавить.

В студии все было кустарным, не хватало аппаратуры, некоторая была самодельной. Пришлось связываться с различными киностудиями, чтобы собрать что нужно, пусть и старое. Начали снимать фильмы: что ни фестиваль — гран-при, что не фестиваль — первое место! Тогда я поставил вопрос о присвоении государственного статуса киностудии. Подал документы Председателю Госкино СССР. Но он, будучи на киностудии в Каспийске, сказал, что не может открыть тут киностудию — это прерогатива ЦК.

<…> Затем, по распределению работал в Орджиникидзе на Северо-Кавказской студии кинохроники. Позже вернулся в Дагестан, на ту же киностудию в Каспийске, работал 2 года главным оператором на телевидении. В современной России в Махачкале был открыт филиал Союза кинематографистов, который в 2012 году получил статус отделения.

За время открытия отделения снято много фильмов, проводятся ежегодно международный фестиваль «Сталкер», всероссийский фестиваль «Золотая лоза» и республиканский фестиваль «Радуга». Но вся наша деятельность ограничивается отсутствием кинотеатра, где могли бы демонстрироваться наши фильмы <…>», — делится своими воспоминаниями Магомед Сулейманов.

За всю свою творческую жизнь Магомед Сулейманов снял больше 119 фильмов, более 3 000 видеосюжетов для телевидения, поставил 5 спектаклей, сам сыграл в качестве актера в более чем 10 фильмах, отмечен множеством наград и званиями. Его деятельность оценена и зарубежными кинодеятелями, которые в составе делегации США посетили киностудию «Дагестан» в Каспийске. По возвращении делегации в штаты Магомеду Мирзаевичу было выслано предложение о снятии двух картин. Но снова судьба одернула его — умерла мать, и он был вынужден отказаться от поездки.

Если для кого-то цели легко преподносятся фортуной и успех как будто бросается в объятья сам, то Магомеду Сулейманову приходилось работать, работать много, всегда, вопреки, продолжая из года в год заниматься тем делом, к которому в детстве разгорелся любовью.

Его обширная фильмография состоит из живых картин: «Ислам в Дагестане», «Пусть возвращаются птицы», «Не вернулся на базу», «Мой дом — Дагестан», «О чем поют родники», «Прозрение», «Мое сердце в горах», «Берегите матерей», «Двадцать лет спустя», «Ожидание», «Время собирать камни» и многих других. Все они объединены трепетной любовью режиссера к своей родной земле и природе, к своему пестрому, как цветущий луг, народу, к великой истории своего отечества.

Казалось бы, что еще нужно, чтобы понять — жизнь прожита не зря, прожита с пользой и достигнуты цели, что пора насладиться достижениями и обрести покой?! Но Магомед Сулейманов грезит о той самой вершине, к которой шел всю свою творческую жизнь: «Есть почет и уважение, но нет удовлетворения от работы и от жизни, пока не открою киностудию в Дагестане и не сниму хотя бы один художественный фильм…».

Мы же будем продолжать следить за его достижениями и картинами.

Гора так высока не для того, чтобы мы, глядя на неё, чувствовали себя ничтожными. Она даёт нам цель в жизни.

Декораторы Жизни
Добавить комментарий