Гаджимурад Эфендиев: «Я пробую быть «режиссёром-врачом»

Молодой режиссёр из Махачкалы Гаджимурад Эфендиев, автор короткометражного фильма «Хамса», попавшего в конкурсную программу 39-го Московского Международного кинофестиваля, рассказал о своей роли в кинопроизводстве, целях участия в кинофестивале и новых вызовах, связанных с работой над дебютной полнометражной картиной.

— В последние годы Московский Международный кинофестиваль часто показывает фильмы, служащие мостиком между двумя сторонами конфликта. Как ваш фильм вписывается в эту канву. В чём мостик, перебрасываемый картиной «Хамса»?

Не думаю, что моя работа вписывается в эту канву, так как я не затрагиваю и пока не готов затрагивать конфликты несущие политический или религиозный характер. Я слишком молод, к счастью, чтобы пытаться перебрасывать или конструировать подобного рода мосты. Не являюсь ни архитектором, ни политиком, а пробую быть «режиссёром-врачом».

— Врачом?

— Режиссура и медицина могут иметь нечто общее, если правильно воспользоваться таким инструментом как кинематограф. Что необходимо, чтобы вылечить больного или раненого? Провести обследование организма и выявить причину боли, раны? Будь то ножевое ранение или смертельная болезнь!

Лишь исследование и обследование даст чёткую картину, на основе которой мы сможем поставить диагноз, вне зависимости от того, какой человек лежит на операционном столе – правитель-тиран или простой пастух.

Также и в режиссуре необходимо обследовать и исследовать общество, в котором мы живем. Это необходимо делать не для конструирования мостиков, а ради попытки понять тот или иной социум, исследовать конкретную семью, конкретного человека.

Диагноз – не приговор, диагноз – это шаг к выздоровлению. Но, если всё же отталкиваться от правил заданного вопроса и попытаться представить, что в фильме присутствует некий «мостик», то это будет «мост» между жестокосердием, осознанием совершенного и прощением через самую сильную и мудрую существующую на земле любовь: любовь матери к сыну, жены к мужу, сестры к брату!

Думаю, будет уместна фраза из книги «Братья Карамазовы» Фёдора Достоевского: «Что есть ад? Страдание о том, что нельзя уже более любить».

gadzhimurad-efendiev-ya-probuyu-byt-rezhissyorom-vrachom_1

— Что для вас значит участие в Московском Международном кинофестивале? Знакомы ли вы с творчеством своих, пожалуй, уже конкурентов? Про Константина Фама точно слышали…

— Нет, к сожалению, не знаком. Я мало интересуюсь современным кинематографом, но это не говорит о моем неуважении к работам коллег. Всё куда банальнее – недостаток времени. Лишь продюсеры, режиссёры и люди, посвящающие своё время на помощь нам, знают, как сложно создать фильм. Сколько сил и труда вкладывается в работу. Неважно – снимаешь ты авторское кино или коммерческое. Любой труд заслуживает своей доли уважения. И только одно это не позволяет мне рассматривать участников конкурсной программы как своих конкурентов.

Мы – коллеги, делаем одно дело, но по-разному, поскольку у каждого свой особенный путь. На войне нет конкурентов, есть лишь враг, и наш общий враг – это недостаток образования и культуры в современном мире – эти два фактора порождают самые серьёзные конфликты, с которыми мы сталкиваемся и будем продолжать сталкиваться.

Естественно, я рад попасть на кинофестиваль такого уровня, особенно после 20 отказов с российских и европейских кинофестивалей! Но радость моя связана не с предстоящей «борьбой» или «наградой», а с тем, что рассматриваю кинофестивали как своего рода выставки, только для киноработ. Это шанс показать результат труда, твоего и твоей команды.

Хочу верить, что показ фильма на кинофестивале поможет мне найти продюсера и заинтересованных людей, готовых мне помочь реализовать следующий проект – сделать главный шаг на текущем этапе моей жизни, снять полнометражный фильм, приблизиться к дебюту! Только это заставляло меня отправлять фильм на кинофестивали – лишь это имеет смысл, а всё остальное – временное.

В этом году покажут мою работу, через месяц уже и разговоров не будет. В следующем – на моё место придет другой режиссер, более талантливый или более актуальный, — это нормальное явление на кинофестивалях, не стоит придавать им значения куда большее, нежели они того заслуживают.

При этом, несомненно, необходимо уважать факт их существования, они открывают миру молодых режиссёров из центральной части России или регионов – это очень важно!

Правда есть правда, студенческое, малобюджетное и некоммерческое кино должно иметь шанс попасть на кинофестивали, чтобы у малоизвестных режиссёров всегда был шанс продолжать работать и развиваться.

gadzhimurad-efendiev-ya-probuyu-byt-rezhissyorom-vrachom_4— Как отреагировали родные и близкие на то, что едете в Москву?

— Они рассматривают всё куда прагматичнее. Как и многие люди, каждая работа должна приносить свой конкретный результат.

После долгих семи лет, это моя первая конкурсная программа несмотря на то, что мы с мастерской участвовали в большом количестве кинофестивалей России и Европы, для них – это результат моего труда!

Для меня результат – сам процесс работы, реализация моей идеи, даже если она не принесёт фестивального успеха, наград или славы.

— Конкурс предполагает не только победителя, но и проигравших. Причём, проигрыш в конкурсе не всегда ставит крест на всём. Один из последних примеров Рубен Эстлунд, ставший в этом году победителем Каннского кинофестиваля, но незамеченный на ММКФ. Изменит ли решение жюри что-то в Вашей карьере?

— Победа – это приятное дополнение к нашей работе, возможно, важно само участие – и это не факт! Но, вы ведь не сильно расстраиваетесь, если после плотного обеда, вам не приносят десерт?!

«Крест на всём» может поставить лишь лень, высокомерие, недостаток сил бороться за свою идею, но никак не фестивальная удача или неудача. Это оправдание, которое также является разрушительным, как и всё вышеперечисленное.

— Зачастую молодые режиссёры после выпуска в большой свет короткометражной работы начинают снимать полный метр, расширяя границы короткого. «Хамса» имеет такой потенциал. Были ли у Вас подобные мысли?

— Нет, не думаю! Не время возвращаться к прошлым работам, есть более важные идеи на текущем этапе моей жизни, которые необходимо попробовать понять.

gadzhimurad-efendiev-ya-probuyu-byt-rezhissyorom-vrachom_2

gadzhimurad-efendiev-ya-probuyu-byt-rezhissyorom-vrachom_3

— Несмотря на все трудности, несмотря на то, что была прочувствована Европа, Вы всё-таки вернулись и настроены продолжать снимать даже при учёте перспективы отсутствия финансирования. В чём сакральный смысл этого поступка? Расскажете о чём будет первый полный метр?

— Ещё не вернулся, но потихоньку готовлюсь к возвращению! Возможно, к сложнейшему возвращению в моей жизни – 8 лет, проведенных вне республики, и опыта жизни в Европе, а, возможно, всё менее печально, и меня ждут интереснейшие открытия и этапы, которые я обязан пережить.

О будущем фильме могу лишь сказать, что это будет моя очередная попытка понять себя и мой народ, используя инструменты кинематографа и свой опыт жизни в Дагестане, но уже в масштабе полнометражного фильма. Это, к сожалению, единственное, что я сейчас могу раскрыть.

Что касается «сакрального смысла», то, к сожалению, Богом или судьбой я не был одарен таким великим талантом, как например: писать книги или картины, создавать скульптуры, слышать и создавать музыку или играть на инструментах, или быть актером в театре! Видимо, поэтому так сложилось, что я попал именно в режиссерскую мастерскую.

Мне сложно считать кинематограф искусством, если сравнивать его с тем, что я перечислил. Назовем его «искусством вторичным», искусством, которое может существовать лишь взаимодействуя с той же музыкой, литературой или театром, но не способным жить в отсутствие одного или другого элемента. Возможно, это не моя мысль, но она мне сейчас очень близка и мой мозг начинает ее присваивать.

Кинематограф – это единственная моя связь с высоким; единственное, чем я овладел, хорошо или плохо – не мне судить, за время учёбы в мастерской Александра Николаевича Сокурова.

Вот и весь смысл. Я лишь всей душой желаю ежедневно прикасаться к высокому, а, может, даже быть частью этого высокого!

— Кто же может помочь молодым авторам в России?

— Возможно, и я на это очень надеюсь, в России ещё есть такие режиссёры как Александр Сокуров, Марина Разбежкина, Дмитрий Мамулия и другие, которые готовы набраться храбрости и пожертвовать своим временем во благо одного из менее кинематографически развитых субъектов Российской Федерации.

Молодым людям с окраин нужна поддержка больших мастеров. Только, к сожалению, не все большие художники готовы отказаться от кинофестивалей, государственных заказов или своих фильмов, чтоб оставить след в истории через подобного рода помощь молодым людям, нуждающимся в поддержке как в глотке свежего воздуха!

 

Беседовал Андрей Трунов. Фото: личный архив Гаджимурада Эфендиева
По материалам "Фестивальное кино"

Вам также может понравиться ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *